Как продать машину в России из-за границы? Отвечает юрист

Мы узнали, сколько машин осталось у дилеров
Разбор

Екатерина Демишева

Китайские автомобили, по данным агентства «Автостат», заняли почти треть автомобильного рынка России. И во многом благодаря им рынок остаётся более-менее стабильным: по сравнению с прошлым годом падение составляет около 60%, но хуже ситуация не становится. При этом продажи машин традиционных брендов неуклонно снижаются, а дилеры продолжают сбывать оставшиеся запасы. Схемы параллельного импорта не могут заместить выбывающие объёмы, утверждают эксперты рынка, а привычных моделей скоро не останется вовсе.

Получайте новые интересные статьи на почту
Подписываясь, я соглашаюсь на получение новостных/рекламных сообщений на условиях Пользовательского соглашения

Сколько машин осталось у дилеров

Запасы новых, официально ввезённых машин на складах продолжают сокращаться — при текущих темпах продаж остатков дилерам хватит на 2–4 месяца торговли. Этот срок варьируется в зависимости от бренда и модели, пояснил директор по продажам новых автомобилей компании «Авилон» Алексей Стариков. Но преимущественно это касается автомобилей европейских марок. А вот в отношении моделей китайских брендов дилер отмечает отсутствие дефицита: запас машин из КНР на складах хороший и полностью удовлетворяет запросы клиентов. 

Все опрошенные представители дилерского сообщества отмечают, что в текущих условиях рынка в оставшиеся месяцы 2022 года падение продаж новых автомобилей только продолжится. А менеджеры по продажам, к которым под видом клиента обращался корреспондент Журнала Авто.ру, рисуют ещё более удручающую картину, говоря о том, что на дилерских складах остались считанные автомобили. 

Хуже всего обстоит дело с моделями немецких премиум-брендов. Если у дилеров Mercedes-Benz ещё остаются десятки самых ходовых машин, то в распоряжении продавцов Audi и BMW — лишь отдельные экземпляры некоторых моделей в очень ограниченных количествах. Всего же на складах дилеров по всей стране осталось около 3 тысяч автомобилей этих трёх марок. Ещё хуже ситуация с брендом Lexus: у большинства дилеров машин либо нет вовсе, либо есть только те, что ввезли по неофициальным каналам.

Факт того, что Лексусов у «официалов» практически не осталось, подтверждает исполнительный директор агентства «Автостат» Сергей Удалов. Но и наличие объявлений о продаже Mercedes-Benz не говорит о том, что дилер сможет действительно выдать автомобиль, добавляет эксперт: «По Mercedes-Benz ситуация иная: на складах стоят собранные на заводе автомобили, но компания не знает, что с ними делать, чтобы не нарушить санкции. Продавать в России они их не могут, а куда машины девать — непонятно».

Количество оставшихся у дилеров машин массовых брендов Удалов оценить затруднился. Общие запасы, по оценке эксперта, позволят продавцам торговать ими от месяца до трёх-четырёх, но всё зависит от конкретной марки и точки продаж. 

«У разных брендов запас разный. Даже по дилерам Renault ситуация разнится: кто-то машины распродал и уже сменил вывеску, а у кого-то машины ещё есть. Всё зависит от того, как вели себя дилеры. Самый распространённый подход — сразу повысили цены и продают по максимальной стоимости с марта. Продажи в таком случае маленькие, деньги идут на операционные нужды, хозяйственные расходы, зарплатный фонд и т.д. По многим маркам ситуация именно такая», — говорит Удалов.

Обзвон крупных дилеров массовых брендов и анализ количества объявлений о продаже новых автомобилей, размещённых на Авто.ру, показали, что самыми большими стоками обладают корейские производители. На складах Hyundai и Kia почти по 10 тысяч автомобилей, а у каждого дилера в наличии десятки седанов и кроссоверов, включая Seltos, Sorento и даже новый Sportage. 

У дилеров Toyota в запасах более трёх тысяч машин, большая часть которых — собранные в России кроссоверы RAV4. Остатки Nissan вдвое меньше, а отдельные дилеры распродают последние экземпляры кроссоверов Qashqai и X-Trail. Аналогичная ситуация у марки Renault, причём сейчас в продаже проще найти живой Logan или Sandero тольяттинской сборки, чем какой-либо из кроссоверов московского производства. 

У Mitsubishi, Volkswagen и Mazda на складах осталось не более двух тысяч автомобилей, в основном — кроссоверов. Ещё меньше автомобилей — у Шкоды. И если Outlander третьего поколения, как и CX-5, у большинства дилеров можно подобрать без особых проблем, то запас новых Тигуанов на всю страну не превышает трёх сотен машин, а доступных Skoda Kodiaq и того меньше.

Что будет, когда машины закончатся

Критичной сложившуюся ситуация Удалов не считает. Сейчас на рынке установился баланс, полагает эксперт, когда у дилеров почти нет машин, но и спроса на них тоже не наблюдается: «Покупают по необходимости только те, кому машины нужны для работы. А простые граждане не испытывают критической потребности сменить машину, поэтому сейчас будет расти срок владения автомобилем, люди будут ездить на том, что есть»

В этих условиях ассортимент автомобилей в салонах дилеров всё ещё позволяет удовлетворить большинство запросов клиентов, хотя сами запросы всё чаще связаны с более базовыми потребностями, рассказал в беседе с Журналом Авто.ру генеральный директор «АвтоСпецЦентра» Андрей Терлюкевич.

Уходящие складские объёмы компенсируются лишь частично, добавил эксперт, так как схемы массового ввоза автомобилей на юрлиц так и не заработали: «Что касается параллельного импорта, сейчас автомобили поставляются из ОАЭ, Кореи, Сербии, Мексики, Казахстана, Киргизии. Автомобили есть, однако о практике ввоза на юридических лиц мне пока неизвестно».

Машин в наличии пока достаточно, много автомобилей находится в пути, заявляет генеральный директор ГК «Автодом» Андрей Ольховский. Но интерес потребителей во многих случаях перемещается в сегмент машин с пробегом, предложение которых растёт.

«Вопреки ситуации, которая сложилась в целом на рынке, выбор машин более чем достаточный. Но интерес падает по большинству моделей, а предложение для выкупа автомобилей существенно увеличилось, многие владельцы стараются избавиться от товаров длительного пользования», — сказал Ольховский.

С этим мнением согласен и директор по продажам новых автомобилей компании «Авилон» Алексей Стариков. При этом эксперт полагает, что в перспективе дефицит станет ещё сильнее: «Благодаря параллельному импорту на рынок уже осуществляются даже поставки моделей Range Rover и Land Rover, электромобилей марок Volkswagen и Audi. Но весь спрос удовлетворить импорт не сможет, поэтому в ближайшей перспективе дефицит не покинет авторынок».

Почему параллельный импорт не помог избавиться от дефицита

Называть параллельным импортом процесс ввоза и оформления машин на физлиц Сергей Удалов считает некорректным. «Эта машина была на регистрации, и неважно, эксплуатировалась она или нет, — это не первая продажа. А основная часть автомобилей как раз идёт через регистрацию на физлиц, и это очень маленькое количество для рынка».

Объёмы настоящего параллельного импорта эксперт оценивает в 8–10 тысяч новых машин в месяц. При этом условно новыми считаются все автомобили возрастом до трёх лет, утверждает эксперт: «Узнать, был ли там пробег и первая регистрация, невозможно. Поэтому всё, что до трёх лет, ввозится по пошлинам новых».

В перспективах параллельного импорта сомневается и руководитель Национального автомобильного союза (НАС) Антон Шапарин, организация которого уже несколько месяцев проводит совещания с чиновниками различных ведомств, чтобы наладить и упростить схему ввоза иностранных автомобилей для юридических лиц. 

«Последнее совещание на эту тему было в конце сентября. И позиция Минпромторга и НАМИ на эту тему проста — в постановлении правительства всё указано, процедура меняться не будет. Основной вариант ввоза машин на сегодня — лабораторный протокол испытаний и доказательственные материалы. И с последним пунктом больше всего вопросов и неурядиц», — рассказал Шапарин. 

Согласно инструкции по параллельному импорту от НАМИ, компания, которая ввозит партию иностранных машин в РФ, должна предоставить «доказательственные материалы» — это техническая документация на автомобиль с содержанием данных, аналогичных информации из ОТТС. Но получить эти данные можно только от производителя, который ввиду санкций их не предоставляет. 

Помочь с документами может государство, но пока взаимодействие между ведомствами не налажено, добавляет председатель НАС: «Эти документы уже есть у некоторых российских госструктур. Например, у сертификатора “САТР-Фонд”, который сидит в том же здании, что и НАМИ, а также у Росстандарта. Но официально по запросу к ним путь закрыт, хотя открытый доступ позволил бы быстро насытить рынок иномарками. Пока же ситуация складывается так, что некоторые организации добывают эти документы исключительно коррупционными методами».

По данным Союза, именно поэтому число машин, ввезённых в страну через параллельный импорт, сегодня ничтожно мало. И дальше, по прогнозам НАС, страну ждёт тотальный дефицит. «Большими партиями ничего не везут. Даже китайские машины иногда едут через схему параллельного импорта из-за страха вторичных санкций — в таком случае машины импортируют через компанию-посредника. Привезти машину из-за границы “вбелую” сегодня можно только на физическое лицо, под СБКТС, а все механизмы параллельного импорта фактически не существуют», — уверяет Шапарин. 

По его словам, сами дилеры бороться за улучшение схемы и увеличение масштабов ввоза машин не хотят. «Минпромторг предлагает решать проблему в ручном режиме и только тем, у кого есть личный мобильный телефон больших начальников. Мы такой подход считаем неприемлемым», — резюмировал эксперт.


Всё ещё планируете покупку автомобиля?

Почитать ещё