Новые штрафы и изъятие гаражей: список осенних изменений для водителей

Все свои: уникальные спорткары из Подмосковья, которые (частично) собраны из «Жигулей»
Разбор

Юрий Урюков

Проект «Все свои!», который Авто.ру проводит при поддержке банка для предпринимателей Точка, уже стал своеобразной энциклопедией новой волны отечественного автопрома — малых частных предприятий. Ведь если о гигантах вроде ВАЗа, УАЗа, ГАЗа или КамАЗа слышал каждый первый, то, допустим, о калужском стартапе Kangaroo или электрической технике для активного отдыха под маркой Eliq до недавнего времени знали и говорили лишь в узком кругу.

А ведь небольшие российские компании придумывают и делают много интересных проектов, достойных публичного признания. Например, в 2022 году отмечает важную дату уникальный для нашей страны проект: вот уже пять лет сообщество энтузиастов под вывеской DK Racing серийно (!) изготавливает в элитном уголке Подмосковья гоночные кит-кары собственной разработки. Называются эти открытые трековые машины хлёстко и звонко — Shortcut.

Что это такое

Шорткат — это самый короткий и самый быстрый путь во взрослый кольцевой автоспорт. Нащупывать верную траекторию его основатели начали с десяток лет назад, когда увлечённые гонками молодые инженеры Глеб Мишугин и Виктор Завадский привезли в Россию пару «локостов» — за рубежом так собирательно называют спортивные самоделки по мотивам легендарного Lotus 7 Колина Чепмена. Философия кажется предельно простой — взять машину и безжалостно отсечь всё лишнее. Отсюда и соблазн смастерить реплику в собственном гараже, чем с переменным успехом занимаются тысячи людей по всему миру. Есть даже методички на этот счёт — вроде канонического труда Рона Чемпиона «Построй свой собственный спорткар за 250 фунтов и участвуй в гонках».

Lotus 7

Попробовав в деле импортные «самопальные» образцы, наши герои поняли, что смогут сделать как минимум не хуже, но сильно дешевле — если изрядно сэкономить на деталях, применив российскую начинку. А где выгода, там и массовость — гонки станут интереснее. Всем профит!

Идею поддержали деньгами Павел Тихонов и Денис Абрамович из Лотус-клуба. Так, благодаря первым инвестициям, появилось конструкторское бюро «527». А чуть позже смелый проект перешёл под крыло компании большого фаната гонок Михаила Даева — DK Racing, получив не только дополнительное финансирование, но и шикарную постоянную базу на Рублёво-Успенском шоссе.

В 2016 году прототипы Шорткатов уже активно наматывали моточасы по трекам, обильно снабжая разработчиков пищей для размышлений. Собрав практический опыт, инженеры произвели финальную серьёзную итерацию конструкции и выдали серийный клиентский продукт. В 2017-м компания провела пышную презентацию для прессы, объявив о старте продаж всем желающим. Locost на российский манер тогда оценили в миллион рублей — смешную сумму по меркам автоспорта.

Что, прямо сами делают? Или опять наполовину «китай»?

Злые языки порой до сих пренебрежительно называют Shortcut клоном британских Lotus или Caterham. Но достаточно поставить эти машины рядом, чтобы понять — кроме концепции между ними нет ничего общего, даже размеры отличаются. Первые Шорткаты представляли собой микс из полностью оригинальных решений и так или иначе доработанных вазовских агрегатов — вроде жигулёвского заднего моста или форсированного приоровского «шеснаря» под носовым обтекателем. Какой уж тут Китай или копирование? Российский спорткар из российского «железа» для российских же пилотов — всё прозрачно.

При длине 3226 мм, ширине 1595 мм и колёсной базе 2265 мм Shortcut R имеет массу всего полтонны и обладает идеальной развесовкой — 50:50

Другое дело, что каждый новый выезд на трассу приносит свежие впечатления, а значит, становится импульсом для доработок. Да и качество отечественных деталей «из магазина» по традиции сильно плавает — приходится приспосабливаться, меняя поставщиков или конструктивные решения. Поэтому Shortcut постоянно эволюционирует и прогрессирует — в точности, надёжности и скорости. Соответственно растут нагрузки, вновь усложняя задачи инженерам — замкнутый круг.

За пять лет иные компоненты перекраивали уже несколько раз. Серьёзный скачок случился в прошлом году, когда DK Racing освоила сборку модели R. На её примере и посмотрим, что происходит в цехах на Рублёвке.

Как и из чего сегодня собирают Shortcut?

Логово Шорткатов со стороны меньше всего похоже на чумазое, грубое производство. Скорее, это комбинация атмосферы автомобильного клуба, модного лофта и показательной мануфактуры — тематические постеры на стенах, схемы гоночных трасс и близкая к идеальной чистота. Говорят, некоторые клиенты способны заявиться на базу просто так — поглазеть и потусить. И мы их прекрасно понимаем: здесь действительно душевно и весьма любопытно.

1/2

Штат компании плавает в пределах 8–15 человек — зависит от текущей загрузки и выездов на гонки. Пиковая производительность — 4–5 кит-каров в месяц. Всего за пять лет DK Racing изготовила 64 Шортката, сейчас в сварочном кондукторе готовится рама 65-й машины

Небольшое отдельное помещение озаряют характерные вспышки: в специальном кондукторе мастер сваривает скелет Шортката. Нарезанные лазером стальные заготовки приезжают со стороны, но изготовление пространственной рамы никому не доверяют — крайне важно обеспечить точную геометрию и прочность. Ведь если на коробчатый профиль монтируют основные агрегаты, то трубчатая клетка вокруг открытой кабины — это ещё и омологированный каркас безопасности, от которого, если что-то пойдёт не так, зависит жизнь пилота.

1/3

Пространственная стальная рама Шортката состоит из 215 деталей, тянет на 105 кг и обладает жёсткостью в 4000 Н·м/град. Вроде бы скромно: например, каркас Porsche Boxster сопротивляется скручиванию в четыре раза лучше, хотя он и заметно тяжелее. Однако всё относительно — на фоне хлипких гаражных «локостов» основа российского спорткара сделана куда основательнее. Сварка занимает неделю из месяца, необходимого для изготовления кит-кара с нуля

Готовую несущую конструкцию отправляют на покраску. Базовый цвет — чёрный, однако за 10 000 рублей можно заказать броский оранжевый или серебристый колер. По индивидуальному запросу подберут вообще любой оттенок из палитры RAL или оклеят раму плёнкой, но придётся доплатить.

Тем временем механики готовят к установке силовой агрегат. 1,6-литровый 16-клапанник ВАЗ-21126 фактически собирают заново, меняя поршни, шатуны и уделяя особое внимание головке блока: дорабатывают каналы, примеряют «горбатые» распредвалы с разрезными шестернями, подгоняют четырёхдроссельный впуск от Toyota Levin и оригинальный прямоточный выпуск конфигурации 4-1. В блок управления Абит заливают особую прошивку под 100-й бензин, а после корректируют её под конкретный автомобиль на стенде. На выходе — 185 л.с. и 185 Н·м, что при массе в смешные 500 кг наделяет Шорткат отменной бодростью: 4,5 с до сотни и 210 км/ч максималки.

Гоночному варианту вазовского «шеснаря» требуется ребилд каждые 50 моточасов. Учитывая, что за типичный соревновательный уик-энд (за исключением марафонов) Шорткат обычно не нарабатывает больше трёх часов, ресурса двигателя хватает на целый сезон

Коробку передач от «классики» отправили в архив: собранный смежниками на коленке из бэушных деталей спортивный ряд R1 (с таким ещё деды гоняли) оказался слабоват и вообще не слишком подходил для Шортката по передаточным числам — пятая передача фактически не работала, загоняя мотор в неактивную зону по оборотам, откуда он потом долго и томительно выбирался. Поэтому версия R идёт только с контрактной шестиступенчатой «механикой» Getrag 217 (BMW GS6-17BG) — тоже, кстати, синхронизированной, а потому удобной в обращении.

Формально Шорткат — двухместный родстер. В гонках пассажир справа ни к чему, а вот на тренировках очная консультация тренера порой полезнее телеметрии

И от стокового жигулёвского моста в итоге отказались. Теперь DK Racing самостоятельно варит корпус необходимой прочности. Но ради унификации заводскую геометрию балки сохранили — на Шорткат ставят усиленные вазовские полуоси и «классический» редуктор с типовым самоблокирующимся дифференциалом. Пока применяют «червяк» ValRacing, а в планах — переход на дисковый самоблок. Крутящий момент от коробки к главной паре передаёт карданный вал от Шеви Нивы.

Позади кабины смонтирован оригинальный топливный бак на 35 литров, которых Шорткату хватает на 45–60 минут езды в «боевом» режиме. Насос стандартный, «десяточный». Хорошо видны задний мост и элемент системы пожаротушения

Когда необходимый комплект деталей накоплен и рама возвращается из покраски, будущий Шорткат поступает на пост финальной сборки. Скелет начинает обрастать пластиковыми и алюминиевыми панелями (их тоже можно сделать цветными), а также механизмами управления. Разработчики сделали выбор в пользу фордовской рулевой рейки, а тормоза — микс из вазовских (передние суппорты), тойотовских (диски) и фольксвагеновских (задние машинки) компонентов. Колодки гражданские, фирмы ATE — их вполне хватает для лёгкой машины даже на треке. А главное: всё честное, аналоговое — без усилителей.

Устанавливают переднюю подвеску: схема классическая — двойные поперечные рычаги, однако геометрия и кинематика оригинальные, как и поворотные кулаки со ступицей под вазовскую разболтовку 4х98. Вместо податливых сайлент-блоков — жёсткие ШС (шарниры сферические), регулируемые стойки — британские Protech. Впрочем, DK Racing уже тестирует отечественные аналоги от известной в гоночных кругах питерской компании Spectrum.

1/3

Почему Шорткат называют кит-каром?

Всё просто. Это единственная российская машина, которую можно собрать самостоятельно, словно конструктор Lego или мебель Ikea, в полной мере проникнувшись гаражной культурой «локостов». DK Racing предлагает разные варианты. Например, за 1,5 миллиона рублей клиенту готовы отгрузить Shortcut без силовой установки — на случай, если покупатель захочет имплантировать в спорткар давно пылящийся на полке мотор, движок со списанной тачки или поставить кастомный агрегат, изготовленный знакомым спецом по секретному рецепту.

Возможна закупка компонентов по частям — своего рода рассрочка. Так получается дороже, зато удобнее поэтапно подгонять сборочный процесс под колебания личного бюджета. Например, рама с каркасом безопасности стоит 327 000 рублей, двигатель — 300 000, электрика — 175 000, пластик — 145 000 и так далее вплоть до комплекта датчиков, который обойдётся в 20 000 рублей. Фирма не делает секрета из начинки Шортката: полный список деталей опубликован на официальном сайте.

Кстати, такой селективный подход здорово упрощает восстановление разбитой машины. Несмотря на регулярные модернизации конструкции, инженеры не отступают от принципа bolt-on: снял старое — поставил новое на то же место.

Под каждого пилота формируют индивидуальный ложемент (это можно сделать на базе DK Racing или в гараже у заказчика). Материал — строительная монтажная пена, обклеенная экозамшей. Срок службы такого сиденья — 50–60 моточасов (то есть тоже примерно один гоночный сезон с тренировками)

И всё же самое, на наш взгляд, приятное — получить в коробке полный набор, из которого вскоре на твоих глазах родится настоящий гоночный автомобиль. Накосячить сложно. Механики DK Racing записали краткую видеоинструкцию: как, что и в каком порядке нужно делать. Да и в консультациях тоже не отказывают.

В среднем на постройку Шортката своими силами уходит 50–80 часов. Хотя, например, Роман Русинов — победитель Европейской серии Ле-Ман и чемпионата FIA WEC — однажды на спор уложился в 28 часов 40 минут. Причём уже на следующий день эта машина прошла «обкатку» четырёхчасовым гоночным марафоном.

1/3

Тот самый Шорткат, который своими руками собрал Роман Русинов. Машина до сих пор активно ездит — в таком виде она вернулась с первого этапа возрождённой серии REC по гонкам на выносливость

Самостоятельной сборкой, кстати, увлекаются не только опытные гонщики или владельцы мастерских — даже представители бизнеса не прочь порой поработать гайковёртом и ключами (в частности, Вадим Верещагин — гендиректор кинокомпании «Централ Партнершип»). Во всяком случае, примерно треть тиража Шорткатов составили именно комплекты. Даже несмотря на то, что стоят они ровно столько же, сколько готовый Shortcut R, — 2 300 000 рублей.

Где можно ездить на Шорткате?

Пока только по гоночным трассам. Собственно, модификация R и родилась как решение «под ключ» для участия в высшей лиге российского «кольца» — серии РСКГ, отчего в базовом оснащении предусмотрены необходимые по правилам элементы вроде креплений для балласта, задней защиты бензобака, накладок на трубы каркаса, предохранительной сетки пилота, системы пожаротушения. Самый строгий технический комиссар будет доволен.

1/3

И конечно, при такой серьёзной подготовке нет никакой проблемы в том, чтобы заявиться на любое подходящее по классу соревнование. Например, Шорткаты регулярно стартуют в эндурансе — многочасовых заездах на выносливость, не говоря уже о любительских трек-днях и чемпионатах по тайм-атаку. При желании, в разгар сезона можно дубасить чуть ли не каждые выходные: в календаре 2022 года аж 17 гонок!

С дорожной версией всё сложно. Вопрос изучается, но реальность такова, что наше законодательство делает процесс получения сертификата соответствия слишком затратным и невыгодным для малого предприятия. Применительно к Шорткату требуется произвести примерно 70–80 доработок, вроде установки «печки», указателей поворота и других необходимых в быту деталей. И это не считая оплаты обязательных испытаний на безопасность.

1/2

Хотя определённый интерес к уличному варианту у аудитории есть. Некоторые изобретательные владельцы используют для легализации Шорткатов обходные схемы. Допустим, купив документы на уже оформленную в ГИБДД старую самоделку и перевесив на новый кит-кар её номера. Мол, давным-давно сочинил, долго строил, а потом много раз перекраивал — вот и не узнать. Но, кажется, от такой схемы явно попахивает незаконностью, поэтому использовать её не надо.

Как тогда перевозить и обслуживать Шорткат?

Всё зависит от желания и запросов владельца. Новички могут заказать выезды на соревнования или трек-дни непосредственно в DK Racing: на сайте предусмотрен удобный калькулятор расходов на сервис и логистику. В таком случае Shortcut доставят на трассу, подготовят как надо и увезут на базу — пилоту останется только прыгнуть за руль и получить удовольствие. Для примера: трёхдневный визит на этап РСКГ на Moscow Raceway обойдётся минимум в 200 000 рублей, а в Грозный — уже в 310 000.

Люди, которых гонки затянули всерьёз, обычно обрастают собственными командами. Но и о них производитель не забывает. Редкий в российском автоспорте случай: для Шортката по аналогии с гражданскими машинами оформили внятный сервисный регламент, где чётко прописаны интервалы обслуживания и ребилда (переборки) агрегатов, а также другие необходимые операции. Хочешь — делай сам. Лень? Привози в DK Racing — помогут.

Иными словами, на Рублёвке разместился не просто мини-завод, а своего рода центр комплексных услуг, так или иначе завязанных на Шорткат. Одно время функционировала даже фирменная академия пилотов, но сейчас от образовательной практики отказались.

Другие заводы в кризис стоят, а нишевые Шорткаты продолжают выпускать — это как?

Да, производство работает без сбоев: проблем с основными комплектующими нет, заказы — есть. Хотя новая реальность, конечно, наложила отпечаток. Ощутимо подорожали импортные компоненты, без которых не обойтись: например, рули и омологированные FIA шеститочечные ремни безопасности. Соответственно выросла себестоимость Шортката R. Да и желающих тратить деньги на дорогое хобби вроде автоспорта поубавилось. Некоторые клиенты вообще уехали из страны, отложив покупку. Всё это приходится брать в расчёт. Но в целом вектор развития компании способен меняться исходя от ситуации, благо все процессы выстроены гибко.

Прототип Шортката RS выделяет характерный горб на капоте, необходимый для размещения в отсеке довольно громоздкого двигателя

Например, осенью прошлого года DK Racing с прицелом на экспорт запустила разработку Шортката в версии RS, где непривычные европейцам вазовские детали заменили на более распространённые за рубежом компоненты. Начали по примеру англичан адаптировать фордовский 2,3-литровый двигатель отдачей 210 сил и механическую коробку передач MT82, известную по спортивным Мустангам и коммерческим Транзитам; перепроектировать заднюю подвеску на схему Де-Дион с редуктором Subaru и самоблоком Torsen; пробовать иные поворотные кулаки и так далее вплоть до телескопической рулевой колонки и совершенно нового агрессивного дизайна.

1/5

Художественный конкурс на дизайн такой машины с призовым фондом 100 тысяч рублей выиграл Евгений Гришанов — студент Московского политеха. А одна из структур технического университета — Центр развития инжиниринга — помогает команде с проектированием отдельных узлов перспективной модели, виртуальными краш-тестами и расчётами аэродинамики. Но в итоге в компании решили, что такую внешность получит другой проект, который сейчас носит рабочее название Aero.

1/8

Проект Евгения Гришанова

Но даже если оставить за скобками санкции, при текущем курсе валют продвигать Shortcut RS за рубежом особого смысла нет — затраты себя не окупят, поскольку решающего преимущества в цене перед многочисленными иностранными соперниками российская машина при крепком рубле лишилась. Тем не менее доводочные работы идут полным ходом, потому что и в нашей стране есть подходящая аудитория: это пилоты, которые выросли на Porsche и BMW. Им в целом по душе философия и скоростные возможности Шортката, но раньше они не решались пересесть на кит-кар из-за недоверия или предубеждения к вазовскому мотору. Зато теперь они потенциально готовы отдать 2 850 000 рублей за быстрый болид с импортной силовой установкой.

А другие новинки планируются?

Безусловно: на Рублёвке уже построили первый экземпляр Шортката в исполнении Light, который оценили в 1 980 000 рублей. Причём в DK Racing особо подчёркивают: это не вынужденный антикризисный вариант, а модель, заточенная под конкретную задачу — познакомить юниоров и начинающих пилотов с нюансами езды на проворной заднеприводной машине без электронных ассистентов.

Shortcut Light пока построен в единственном экземпляре, однако в портфеле DK Racing уже лежат ещё два предзаказа на эту модель

Дело в том, что стандартный Shortcut за пять лет сильно прибавил в скорости, особенно в версии R. На трассе Moscow Raceway пилоты сняли с первоначального времени круга уже больше десяти секунд — по гоночным меркам это настоящая пропасть! Сейчас рекорд в конфигурации FIM — 1:50.8. А ошибки и неудачные эксперименты за рулём машины с удельной мощностью 370 сил на тонну и сопоставимой по динамике в поворотах с Porsche 911 GT3 могут во всех смыслах дорого обойтись. И именно модификация Light позволит нащупывать предел безопаснее, поскольку по энерговооружённости она поскромнее.

Тольяттинский «шеснарь» ВАЗ-21126 практически не трогают: лишь заменяют стоковый масляный поддон на противоотливной да ставят красивую плоскую клапанную крышку с фирменным дизайном. Валы стандартные, впуск однодроссельный с ресивером и фильтром нулевого сопротивления. Гоночный блок управления, шитый под 95-й бензин, позволяет снять с такой незатейливой конфигурации 125–130 сил. Кроме того, двигатель отличается уверенной тягой с 3000 оборотов, что опять же на руку новичкам.

Даже Shortcut Light — это немного технопорно. Посмотрите, с какой любовью к деталям сделана машина! Кстати, плоская клапанная крышка с логотипом — не только украшение, но и необходимая доработка, без которой мотор не поместился бы под обтекателем

На демонстрационный экземпляр поставили жигулёвскую коробку передач с рядом R1 и редуктор с главной передачей 4.44, но по описанным выше причинам в серию, скорее всего, пойдёт вариант с гетраговской шестиступкой и парой 4.1.

Ручной регулятор распределения тормозных сил входит в базовое оснащение всех Шорткатов — баланс по осям меняется «крутилкой» справа от кресла пилота

В остальном Light на 80–90 процентов унифицирован со старшим Шорткатом R и отличается от него некоторыми упрощениями: обычным, а не многорядным алюминиевым радиатором системы охлаждения, штампованными колёсами с гражданской резиной, нерегулируемой подвеской Spectrum, сайлент-блоками вместо ШС в сочленениях тяг заднего моста. Грамотный вариант для тренировок при переходе, например, из картинга во взрослое «кольцо».

Зачем компания изучает, кто, как и где ездит?

Во-первых, это совершенно нормальная история для производителя, которому не всё равно на свой продукт. Ведь никто лучше въедливых клиентов не расскажет, в каком направлении дальше двигаться разработчику. А репутация в гонках дороже золота. Во-вторых, DK Racing — всё-таки не бизнес в чистом виде. Да, можно сказать, что Шорткат выстрелил, набрал популярность и уже точно оставил след в истории, пережив многие местные монокубки и машины. Вот только «в ноль» проект пока так и не вышел: на автоспорте в России, как известно, много не заработаешь.

Поэтому развитие философии «локостов» в нашей стране по-прежнему остаётся делом энтузиастов. И очень здорово, когда стараниями подобных петролхэдов вокруг интересных разработок формируется целое увлечённое сообщество. Это и называется автомобильной культурой, которой в России остро не хватает.

1/8

Впечатлены историями героев проекта «Все свои»? Задумываетесь о собственном бизнесе — большом или не очень, и не обязательно связанном с машинами? У банка для предпринимателей и предприятий «Точка» есть для вас специальное предложение, действительное до конца сентября, — первые три месяца обслуживания счёта бесплатно по промокоду AutoRu!

«Точка» избавит от множества рутинных забот: возьмёт на себя регистрацию бизнеса, ведение бухгалтерии и налоговой отчётности, а также работу с тендерами. А если останутся вопросы, то поддержка «Точки» всегда придёт на помощь!

Банк поможет с рекламой вашего бизнеса в интернете, запустить продажу ваших товаров на маркетплейсах, найдёт новых контрагентов, а также позволит расширить круг полезных бизнес-знакомств с помощью бесплатного сервиса Нетворк. Не запрещайте себе мечтать!


Слышали про Шорткат раньше?

Почитать ещё