Что купить за 1 000 000 рублей: большие кроссоверы с корейскими корнями со вторичного рынка

Амфибия УАЗ «Ягуар»: интересные особенности самой удачной советской плавающей машины

Подборки

Михаил Медведев

Перспективный автомобиль может обладать непревзойдёнными техническими характеристиками и удачным дизайном. Он пройдёт все мыслимые испытания и с лихвой оправдает самые смелые надежды создателей — и всё это для того, чтобы по стечению обстоятельств так и остаться опытным проектом. Перед вами краткая биография уникального внедорожника УАЗ «Ягуар», сегодняшнего героя рубрики «Старые, но не бесполезные».

Эту модель делали о-о-о-о-очень долго

Удивительная особенность личного дела «Ягуара», равно как и одна из причин незавидной судьбы, — время, потраченное на разработку. Только представьте: изначально требования к новому военному внедорожнику в Министерстве обороны СССР утвердили ещё в 1972 году! 

Речь шла об амфибии, которая одинаково хорошо чувствует себя и на суше, и на воде. Она должна иметь скрытный низкий профиль и габариты, подходящие под трюм десантного самолёта. Внедорожнику вменялось работать в любых погодных условиях — в диапазоне от минус 40 градусов до плюс 50 по Цельсию, а также перевозить 6–7 человек или 600 килограммов груза. Особой строкой шла ремонтопригодность в полевых условиях — по сложности сборки/разборки «Ягуар» должен был играть в лиге автомата Калашникова.

Первыми, кстати, на требования военных откликнулись специалисты Волжского автозавода. Уже в 1976-м в Тольятти появились прототипы амфибии ВАЗ-2122 «Река», а годом позже Минобороны подключило к проекту УАЗ. Не то чтобы генералы сомневались в разработке ВАЗа — просто они хотели увидеть альтернативное мнение. 

Но до ума своё детище в Ульяновске довели только к 1989 году. Выходит, сроки разработки амфибии действительно антирекордные.

Внедорожник назвали в честь самой водоплавающей из кошек

Как и у проекта инженеров Тольятти, амфибия УАЗа получила говорящее имя. На фоне логичного, но простоватого названия «Река» ульяновская машина сразу же демонстрировала решительность и натиск. Конечно, УАЗ «Ягуар» не имел никакого отношения к британским спорткарам из Ковентри. Но такое имя советской амфибии дали не просто так: ягуар — единственный представитель семейства больших диких кошек, который умеет и любит плавать.

В любом случае «Ягуар» — это, конечно, не маркетинговое имя, а скорее кодовое название проекта. Официально военная амфибия проходила как УАЗ-3907. Цифровой индекс машина получила согласно единому отраслевому нормативу, о железной логике которого мы совсем недавно рассказывали.

«Ягуар» был хорош как на суше, так и в воде

Из всех хотелок военных — армейские заказчики редко бывают скромными в запросах — главными считались одинаково высокие характеристики передвижения как на суше, так и на воде. Но добиться подобного сложно: большинство амфибий либо хороши на суше, но плохо плавают, либо достойно держатся на воде, зато с трудом ковыляют по земле.

Создателям советского «Ягуара» удалось нащупать золотую середину. И это при том, что за основу по сути взята конструкция обычного УАЗ-469. Естественно, дело не ограничилось установкой водоизмещающего кузова. Пришлось удлинять лонжероны рамы, придумывать конструкцию герметичных распашных дверей, экспериментировать с установкой гребных винтов и рулей управления — от последних в итоге отказались совсем. Но самым сложным ребусом стала система охлаждения.

В амфибии нельзя применить классическую схему с радиатором, расположенным перед двигателем. При движении по воде доступ воздуха к нему ограничен и машина непременно перегреется. Пришлось переворачивать всё с ног на голову. Забор холодного воздуха шёл с задней части капота — в районе лобового стекла, а наружу он выходил через решётки в верхней передней части. 

Амфибия превосходила параметры технического задания

Такое случается не часто, но иногда всё же бывает — опытные «Ягуары» превзошли ожидания военных. Например, согласно техзаданию, машина должна была поддерживать плавучесть с одним человеком и 600 кг груза. Ульяновская «кошка» продолжала плыть даже с нагрузкой в 11 человек и 600 килограммов! 

Ещё машина выдерживала штормовую двухбалльную качку. На тестовых испытаниях УАЗ-3907 вплавь преодолел расстояние от Ульяновска до Астрахани и обратно — не меньше трёх тысяч километров. Запас хода на воде составлял около 300 часов, а максимальная скорость равнялась пяти узлам, то есть примерно 9 км/ч.

Такое не было бы возможно без герметичного днища, специальных водоотсасывающих насосов, а главное — удачной конструкции гребных винтов. Расположенные близко друг к другу почти по центру днища «Ягуара», они как бы протягивали воду между передними колёсными арками и позволили обойтись без специальных рулей управления. Направление движения водитель менял как на автомобиле, простым поворотом руля. Радиус разворота на воде составлял приемлемые 19 метров.

Как и требовали военные, «Ягуар» оказался хорош и на суше. Те же винты, например, были расположены над задним мостом и совсем не портили геометрическую проходимость амфибии. Автомобиль получил стандартный двигатель от УАЗ-469, а также полноценную раздатку с понижающей передачей и трёхвальной коробкой отбора мощности. Наконец, «Ягуару» досталась модернизированная четырёхступенчатая «механика» с синхронизаторами на всех ступенях. Такая на обычных уазиках появится только через восемь лет.

Внешне машина не была похожа на плавсредство

Дизайн для военной амфибии дело десятое. Однако внешне «Ягуар» больше походил на обычный внедорожник, нежели на амфибию. С точки зрения военной конспирации — полезная особенность. Из интересных внешних элементов можно отметить уникальную конструкцию передних фар в герметичных отсеках, а также дверные ручки от обычных «Жигулей».

1/2

Компоновка салона УАЗ-3907 совсем не напоминает «козлика». Задние ряды сидений расположены вдоль бортов кузова, причём левая скамейка короче правой — одно пассажиро-место отъело запасное колесо. Всего «Ягуар» готов был взять на борт семерых, включая водителя.

Когда машина была готова, она оказалась никому не нужна

Длинный цикл разработки модели сыграл с «Ягуаром» жестокую шутку. В конце 1970-х военные всячески поощряли широту размаха проекта. Для создания амфибии на УАЗе организовали новый отдел специальных автомобилей повышенной проходимости. Не считаясь со средствами, в Ульяновске внедряли в конструкцию плавающего внедорожника свежие технические решения и разрабатывали новые дорогостоящие компоненты. Когда же в конце 1980-х «Ягуар» был готов к выходу в люди, оказалось, что ему не слишком рады.

Да, УАЗ-3907 успешно прошёл все испытания и даже был принят на вооружение. Вот только средств на выпуск даже первой серийной партии в 500 «Ягуаров» у военных не нашлось. Минобороны готово было выкупить готовые машины, но не спонсировать организацию массового производства.

«Ягуар» попал в ловушку. Прогрессивная и удачная амфибия, аналогов которой на момент создания не существовало в мире, оказалась дорогой и ненужной. Тот факт, что ровно такая же судьба постигла вазовскую амфибию «Река», вряд ли можно считать утешением для инженеров и конструкторов из Ульяновска.


Стоило запустить такую модель в серию?

Почитать ещё