От Клипера до Скорпиона: объявления недели на Авто.ру

Неизвестные герои битвы за Москву: машины, грузовики и тракторы
Подборки

Михаил Медведев

80 лет назад, 5 декабря 1941 года Красная армия начала массированное контрнаступление под Москвой. Оно не только стало первой действительно большой победой наших в Великой Отечественной. Битва под Москвой кардинально изменила весь дальнейший ход войны. Подвиг солдат и офицеров РККА по праву разделила и военная техника. Причём наряду с широко известными Т-34, КВ и «Катюшей» среди них были и герои куда менее известные — и сегодня наш рассказ про них.

БА-20

Бронеавтомобили — помесь лёгкого танка и грузовика — как тип боевой техники значительно старше танков. Первые опытные экзем­пляры появились ещё в англо-бурской войне 1899 года. Но и в 1930‑х бронемашины считались вполне перспективным направле­нием. По большинству характеристик они не уступали лёгким танкам, но обходились значительно дешевле в производстве.

Накануне Второй мировой на вооружении армии СССР стояло несколько броне­автомобилей. Один из самых массовых — лёгкий БА‑20 образца 1936 года. В обводах «двадцатки» без труда угадывается обычный седан ГАЗ‑М1, или просто «эмка», упакованный в броне­костюм и дополненный башенкой с танковым пулемётом Дегтярёва.

1/5

Конечно, к началу Второй мировой скромные вооружение и защита — 9‑милли­метровую лобовую броню пробивали крупно­калиберные пулемёты — ограничили область применения БА‑20 разведы­ватель­ными и штабными функциями. Однако на войне неважных профессий не бывает.

БА-10

Гораздо более грозной техникой считался средний бронеавтомобиль БА-10, разработанный на Ижорском заводе под Ленинградом. Трёхосную «десятку» построили на базе грузовика ГАЗ-ААА с колёсной формулой 6х4.

1/7

Два задних ведущих моста «переваривали» большую массу конструкции, за счёт чего удалось улучшить и брониро­вание, и вооружение. Арсенал БА‑10 состоял не только из двух пулемётов, но и 45-милли­метровой пушки, установленной в поворотной башне от лёгкого танка Т‑26. Толщина бронелистов — до 10 мм.

При этом БА-10 был быстрым: скорость движения по шоссе — свыше 50 км/ч, по пересечённой местности — около 20 км/ч. А для повышения внедорожных качеств машины на колёса натягивали временные гусеницы типа «оверолл».

Увы, большое количество БА-10 наши части потеряли в первые месяцы войны. Причём брошенная при отступлении техника превышала боевые потери! Однако в опытных руках средний броне­автомобиль мог  не только быть героем массовки, но и успешно бороться с вражеской бронетехникой.

СТЗ-5 «Сталинец»

Вспоминая о моторах победы, вниманием часто обделяют вспомогатель­ную технику, которая непосред­ственно в боях не участвовала. Например, грузовики или тягачи. Знаете, что за транспорт скрывался за индексом СТЗ‑5?

Так назывался один из самых известных артиллерийских тягачей Великой Отече­ственной, нехватка которых ощущалась в частях действующей армии на протяжении всей войны.

1/4

«Сталинец» — это военный вариант гражданского трактора СТЗ‑3, созданного, как несложно догадаться, на Сталин­градском тракторном заводе. Конструктивно это почти копии, зато внешне они отличались изрядно. У военной «пятёрки» кабина была смещена вперёд, а двигатель располагался прямо между водителем и единственным пассажиром — как предполагалось, командиром орудийного расчёта. Места артиллеристов в званиях пониже — в грузовом отсеке, рядом с боеприпасами.

Слегка неказистый «Сталинец» конструктивно получился очень удачным. Тягач демонстри­ровал отличную проходимость и таскал прицепы массой до 4,5 тонны. Единственным минусом машины стал ограниченный в условиях военного времени тираж. Кстати, некоторые СТЗ‑5 в первый год войны пере­делывали в артустановки залпового огня. Да-да, некоторые «Cталинцы» становились ещё и «катюшами».

Т-20 «Комсомолец»

Если в задачу «Сталинца» входила доставка орудия к месту боевых действий, то другой советский арттягач — Т‑20 «Комсомолец» — в принципе мог повоевать и сам.

«Комсомолец» — тягач переднего края, благодаря которому орудийный расчёт мог максимально быстро менять огневую позицию. Близость к передовой определила и конструкцию машины — Т‑20 не просто гусеничный, но ещё и бронированный тягач.

1/4

Бронелисты толщиной до 10 мм защищали экипаж от огня из стрелкового оружия и осколков, а расположенный в лобовой части пулемёт ДТ позволял стрелять в ответ. Как и в случае со «Сталинцем», главный минус «Комсомольца» — небольшой тираж. Ведь 7,7 тысячи тягачей переднего края — это очень мало.

Зато «Комсомолец» отправляли в элитные части и соединения Красной армии, подтверждая удачную конструкцию машины и её пользу на поле боя.

ЗИС-30

Кстати, иногда «Комсомолец» мог и единолично решить исход битвы! В том случае, когда речь шла о созданном на базе Т‑20 истребителе танков ЗИС‑30. Это — эрзац-проект на скорую руку. Серийный выпуск полноценных ПТ-САУ, то есть противо­танковых самоходных артустановок, Советский Союз наладит только в 1942‑м. До этого приходилось импровизировать.

1/3

Но когда у инженеров московского ЗиСа под рукой оказалась удачная 57-милли­метровая противо­танковая пушка ЗиС‑2 и шасси «Комсомольца», всё получилось само собой. Так родился экспери­ментальный истребитель танков с открытой рубкой.

Конечно, ЗиС-30 был далёким от идеала. Достаточно короткая опорная база и высокое расположение орудия в рубке делало машину не слишком устойчивой при стрельбе. Но жалила она больно. На дистанции в 500 метров ЗИС‑30 (вернее, его пушка — ЗиС‑2) пробивал броню толщиной 84 мм!

Всего осенью 1941-го выпустили около сотни эрзац-самоходок, которые сыграли важную роль в битве под Москвой.

ХТЗ-16

Кстати, на фоне другого временного решения — самоходки ХТЗ‑16 Харьковского завода — тот же ЗиС‑30 выглядел шедевром инженерной мысли. Даже по внешности ХТЗ‑16, которую иногда называют бронетрактором, сразу понятно, что создавалась эта конструкция в серьёзной спешке.

1/4

Решение о выпуске ХТЗ-16 приняли в конце июля 1941‑го, когда большое количество современных танков было потеряно при спешном отступлении по всей линии фронта.

Изначальный план предусматривал выпуск около двух тысяч броне­тракторов, но реальный тираж ХТЗ‑16 не дотянул и до полутора сотен. По сути, это было шасси гражданского трактора СТЗ‑3 с противопульным брониро­ванием и 45-милли­метровой пушкой 20‑К. Её ставили, например, на лёгкий танк Т‑26 и уже знакомый вам броне­автомобиль БА‑10.

Конструкция, правда, получилась печальная — медленная, неповоротливая, с высоким и издалека видным профилем. ХТЗ‑16 — один из наименее удачных примеров советской бронетехники. Однако достоверно известно, что как минимум 10 этих самоходок защищали Москву в составе 133‑й танковой бригады.

ЗиС-5

Ещё один гражданский, без которого победа была бы невозможна. Лицензионный грузовик, созданный из американ­ского «Отокара» ещё в первой половине 1930‑х, тянул солдатскую лямку всю Великую Отечественную от звонка до звонка. Причём надёжный и неприхотливый грузовик-трёхтонник не только возил грузы.

Скажем, ЗИС-12 (удлинённая версия «пятёрки») использовался как мобильный прожектор, выискивающий в ночном московском небе немецкие бомбарди­ровщики. Были, кстати, и «двенадцатые» с зенитными пушками.

Модифицированный ЗИС-42 с задними гусеницами использовался как артил­лерийский тягач. Их, как вы знаете, всегда не хватало. А ЗИС‑6 с колёсной формулой 6х4 превращали в легендарные «катюши».

1/8

ЗиС-5

ГАЗ-61

Не забудем и про главный, пожалуй, штабной автомобиль Красной армии начала войны. Речь идёт об очень продвинутом для своего времени седане ГАЗ-61 — топ-версии «эмки» с шестицилиндровым мотором и полным приводом! Считается, что 61-й — первый в мире серийный полноприводный седан.

1/5

Сравнительно небольшой тираж модели объясняется прежде всего дефицитом шестицилиндровых моторов и загрузкой Горьковского завода. На ГАЗе в военное время выпускали в основном грузовики, самоходки и танки. Тем не менее именно ГАЗ-61 был штабной машиной Георгия Жукова, руководившего обороной Москвы и последующим контрнаступлением, которое начало приближать победу.


Слышали об этих машинах?

Почитать ещё