Бутерброд, нога, мейкап: что нельзя и что можно делать за рулём

Когда умрёт профессия водителя?
Разбор

Александра Владимирова

Люди работают водителями много тысячелетий. Правда, со временем название профессии менялось: возница, кучер, машинист, шофер, пилот. И всё же в каждой эпохе был человек, который управлял неким транспортом в чьих-то интересах — катил императора в колеснице, радовал помещика конной прогулкой на тройке, доставлял груз по заказу крупного магазина или просто водил такси в большом городе.

Но эпоха транспорта, которым управляет человек, кажется, подходит к концу. Повсеместное распро­странение беспилотников грозит превратить дально­бойщиков, крановщиков, таксистов и просто водителей в пережиток прошлого. Мы решили узнать у экспертов из разных отраслей, так или иначе связанных с транспортом, когда это произойдёт.

Перед вами шкала, на которой отмечены возможные сроки исчезно­вения профессии «водитель». Если нажать на конкретный год, можно прочитать, кто именно прогнозирует отмирание вождения в этот срок, и узнать его доводы в пользу выбранного года. Ответы разнятся очень сильно: пока одни эксперты уверены, что водители станут не нужны миру уже через 10 лет, другие отмеряют шофёрам тысячелетия.

«На горизонте 10 лет мы увидим явные признаки исчезновения [водительской] функции, а через 15 лет произойдёт полная замена професси­ональных водителей беспилотными авто­мобилями. Профессия дальнобойщика может исчезнуть существенно раньше — через 5–7 лет.

Автоматизация функции водителя происходит уже давно — сначала [была] обычная автомати­ческая коробка передач, потом появились различные системы навигации, круиз-контроль, автопарковка и так далее. Пользователи авто­транспорта уже привыкли к прогрессу, поэтому грядущие изменения не выглядят революци­онными. В ближайших прогнозах ведущих авто­концернов мира планиру­ется начало серийного произ­водства беспилотников».

«К 2030 году уже уверенно прогнозируется, что исчезнут очень массовые профессии: водитель, продавец, оператор колл-центра, почтальон. Исчезнут и некоторые интеллекту­альные профессии, которые требуют высшего образования: бухгалтер, юрис­консульт, референт-переводчик. Зато появятся новые профессии на стыке, меж­дисцип­линар­ность будет востребована».

«В ближайшие 15 лет нас ждёт радикальный пересмотр модели использо­вания автомобиля. Вся логика внедрения беспилотного вождения ставит во главу угла безопас­ность дорожного движения. Поэтому доступ к ручному вождению будут иметь определённое количество водителей, которые прошли необходимый курс, — в то время как доступ к использо­ванию автомобиля в беспилотном режиме получат гораздо более широкий спектр людей. В том числе те, кто сейчас не может водить автомобиль по разным причинам. В этой связи значительной станет доля роботакси.

Если мы говорим о коммерческой технике, например, о професси­ональных коммер­ческих грузо­перевозках, то в этой индустрии уже наблюдается достаточно высокий уровень дефицита водителей. Работа становится не такой привлека­тельной, професси­ональную подготовку ведёт всё меньше и меньше организаций.

Из-за этого уже сейчас внедряются разного рода инструменты помощи водителю при вождении, чтобы снизить аварий­ность и облегчить рабочий режим. Думаю, здесь переход к беспилот­ности возможен чуть раньше, чем в легковом транспорте. Это связано с тем, что коммер­ческая техника обычно используется там, где движение пешеходов или немоторизиро­ванного транспорта запрещено. Это относительно безопасная для беспилотного движения инфра­структура, там возможно наступление беспилот­ности к 2030 году в более высокой степени применения.

Но это не значит, что водитель перестанет существовать. Водитель перейдёт на следующий этап своей професси­ональной утилизации. Безусловная беспилотность — то есть беспилот­ность во всех возможных условиях — будет не до конца достигнута. Большую долю своего времени водитель просто будет уделять работе в роли другой профессии — например, логиста-планировщика.

Высока вероятность, что профессия будет сохраняться в какой-то нише, поскольку останутся области использо­вания автомобиля, где беспилотность не поддер­живается — или в связи с условиями связи, или из-за сложности транспортных ситуаций».

«Технологически переход на так называемые системы автономного вождения пятого уровня будет подготовлен к 2024–2025 году. Эти системы предполагают полное отсут­ствие человека за рулём. Юридиче­ские же практики, [адаптация] правил дорожного движения, выработка новых моральных норм сильно затянутся. Прежде всего, они будут привязаны к конкретной стране. Также нужно будет достигнуть и единых международных договорён­ностей. На это, я думаю, уйдёт ещё порядка десяти, в лучшем случае, а может быть, 15–20 лет».

«Что требуется от таксиста? Доставка пассажиров из пункта А в пункт Б настолько быстро, безопасно и дёшево, насколько возможно. В скором времени беспилотные машины будут способны делать это намного лучше, чем люди. Миллионы и миллионы рабочих мест очень скоро будут сокращены из-за автоматизации.

Огромные изменения нас ждут к 2025 году, но затем у нас будут ещё большие изменения в 2035 году и ещё большие изменения — в 2045 году. И людям придётся постоянно приспосабли­ваться к новым обстоятельствам.

Замена водителей на беспилотники может спасать больше миллиона жизней ежегодно. Сейчас больше миллиона человек умирает из-за аварий на дорогах каждый год. Причина большинства — человече­ский фактор. Было бы замечательно спасти этот миллион жизней, но для того, чтобы вывести на дорогу беспилотный авто­мобиль, необходимо в какой-то мере "взломать" человеческое поведение и человеческие эмоции.

Речь идёт не о повороте на дороге под углом в 90 градусов — это самая лёгкая часть. По-настоящему сложная часть состоит в том, как [научить машины] быть осторожными, если вдоль дороги идёт ребёнок, который внезапно прыгает прямо перед машиной, потому что бежал за мячом.

Чтобы использовать беспилотные автомобили на дорогах, нам нужны машины, которые могут модели­ровать поведение детей. В какой-то степени речь идёт о "взломе" человека, об обучении тому, как распо­знавать модели поведения людей. По сути, та же технология, которая позволяет привлекать людей к роликам на YouTube, поможет спасти миллион жизней в год».

«Мы пока не представляем себе всю совокупность проблем, к которым может привести массовое внедрение беспи­лотников. Да, безусловно, они решают очень многие задачи. Например, позволяют полностью исключить ДТП, связанные с человеческим фактором. Но то, что касается хакерских атак на эти машины, радио­электронных помех и ошибок искус­ственного интеллекта, — всё это должно быть учтено. Любой компьютер иногда подвисает. Что будет, если подвиснет беспилотник?

Если брать утопическое будущее, то люди должны быть полностью исключены из процесса. Если мы имеем в городе некую систему, которая управляет всеми потоками и оптими­зирует их наилучшим образом, то, конечно, надо, чтобы все транс­портные средства в потоке были к ней подключены – иначе синергии и эффектив­ного управления потоками не добиться. Но это идеальная ситуация, которая будет не раньше чем через 15 лет.

Я думаю, что в отдельных сегментах обязательно останутся личные водители — в правитель­стве, элитных перевозках, военных [кругах]. Дальнобойщики пока тоже останутся. Хотя это станет, скорее, штучная история. И совер­шенно точно останется категория водителей, которые яростно выступят против новых технологий. Для них, возможно, выделят какие-то специальные трассы».

«Учитывая, насколько быстро развиваются технологии автономного вождения, я думаю, что через 50 лет каждый личный автомобиль будет произ­водиться с полностью автономными функциями. Возможно, вы знаете, что сегодня многие авто­мобили, сходящие с конвейеров по всему миру, уже имеют некоторый уровень встроенной помощи водителю — такие функции, как адаптивный круиз-контроль, контроль устойчи­вости и автомати­ческое торможение. Это не полная автономия, но это шаг в правильном направ­лении для обеспечения безопасности.

Будет ли большинство автомобилей через 50 лет полностью автономными? Когда вы спраши­ваете людей, любят ли они водить машину, большин­ство отвечает утверди­тельно. Но когда вы зададите вопрос немного по-другому: «Любите ли вы ездить на работу?» — большин­ство людей, вероятно, ответят: «Не очень». Это проблема, которую мы пытаемся решить в Waymo.

Мы не хотим добиться полного отказа от вождения. Скорее, мы хотим дать людям возмож­ность больше не заниматься тем вождением, которое они считают неприятным, например ежедневными поездками на работу и обратно. При этом я всё-таки думаю, что и через 50 лет будут люди, которые просто ради удоволь­ствия всё же будут само­стоятельно сидеть за рулём».

«Профессия водителя продолжит существовать и будет развиваться. Несмотря на то, что при авиа­перевозках существенная роль отводится автопилоту, количество присут­ствующих в кабине пилота самолёта специалистов не снижается, а их подготовке уделяется по-прежнему серьёзное внимание. С учётом много­летнего опыта автопилоти­рования в авиации ожидать, что в ближайшие 50 лет водителей автомобилей полностью заменит искус­ственный интеллект, не стоит. Водитель всё равно будет присут­ствовать в кабине.

Более того, чем большее развитие получает применение цифровых технологий в транспортной отрасли, тем более тщательной должна быть професси­ональная подготовка водителей. Например, работа с электронными пере­возочными первичными документами, экспери­мент по внедрению которых проводился в нескольких регионах России в октябре, требует определённых навыков и знаний, в том числе от водителей.

И всё же в настоящий момент на российском рынке существует дефицит професси­ональных водителей. Он будет лишь увеличи­ваться в перспективе до 2030 года. Основные причины — сокращение количества образова­тельных организаций, предлагающих программы подготовки водитель­ских кадров, а также отсут­ствие гарантий по трудо­устройству для тех граждан, кто эту профессию получил.

Средний возраст водителей категории Е, позволяющей управлять машиной с прицепом, в России ежегодно растёт, в то время как числен­ность молодых специ­алистов, получающих права грузовой категории, неуклонно снижается. Сейчас средний возраст водителя на рынке составляет 45 лет».

«До полной замены водителей роботами ещё очень и очень далеко. С одной стороны, для подобных IT-инно­ваций пока не до конца проработана законо­дательная база. С другой — сами решения пока не готовы к выводу на рынок — то есть на дорогу.

Можно ли полностью доверять внешним датчикам авто­мобилей? Можно ли убирать "страховку" в виде водителя в салоне? Что будет с ориентацией авто­мобиля в непогоду? Кроме того, существуют и более масштабные проекты "роботи­зации" — мульти­агентные системы. Когда поднятые выше вопросы снимаются за счёт работы не только автомобиля с окружающим простран­ством, а машины с дорогой, со знаками и так далее. Но представьте, сколько могут стоить такие высоко­техно­логичные магистрали!

Поэтому машины на автопилоте сегодня тести­руются на закрытых полигонах или очень ограни­ченных городских маршрутах. А для их вывода на дороги общего пользо­вания в полном объёме ещё очень многое предстоит сделать. И пройдёт ещё немало лет.

Решающую роль сыграет интеграция государ­ства, бизнеса и научных сообществ, и на этой базе — появление единых интеллекту­альных транспортных систем. Доверить работу человеку или роботу, будет решать каждая компания само­стоятельно».

«Я не верю, что профессия "водитель" может полностью исчезнуть. Чуть больше ста лет назад основным транспортом были лошади. Появление авто­мобиля действи­тельно многое изменило, но люди пусть не массово, но продолжают ездить на лошадях. С водите­лями, думаю, будет примерно то же. Отказ от профессии "водитель", скорее всего, начнётся с каких-то коммер­ческих перевозок, с "автопоездов". Также это затронет такси и общественный транспорт.

Персональный транспорт будет преду­сматривать наличие водителя за рулём, думаю, ещё очень долго. Ближайшие лет 50 точно. Особенно если говорить о глобальном масштабе: уровень развития стран очень разный. А сложности связаны не только с развитием авто­мобиля, но и с его окружением. Существует целый пласт проблем — норматив­ных, связанных с IT-системами, развитием дорожной инфра­структуры, необходи­мостью организовать минимальное время задержки передачи информации, кибер­безопас­ностью, а также этических вопросов.

Технологии кибербезопасности должны быть внедрены на каждом уровне экосистемы. Это очень непросто, так как в экосистему "подключённого" транспорта входит большое количество разнородных систем. Мы уже знаем примеры того, как кибер­преступники парали­зовали транспортные системы городов, воспользо­вавшись минималь­ными уязвимостями.

В любом случае, даже если большая часть проблем будет решена в отдалённом будущем, люди, наверное, по-прежнему будут сами ездить за рулём — но в каких-то специально выделенных для этого зонах».

«Профессия водителя исчезнет, только если "водители" станут называться иначе. Может быть, операторами. Машины же могут измениться — они станут, например, летающими или концепция авто­мобиля как-то иначе сменится, но всё равно кто-то чем-то будет управлять.

Человек, может быть, и не будет лучшим водителем в утопии, где все пред­сказуемо ездят по правилам, но в условиях хаоса или для решения нестан­дартных задач водители будут с нами ещё очень долгое время. Так что я назову тысячу лет, а там уже не факт, что челове­чество будет существовать. Природа человека такова — ему нравится чем-то управлять».

«Я не думаю, что профессия водителя полностью исчезнет и абсолютно все машины станут беспилотными. Я думаю, что даже спустя десяти­летия на дорогах будут транспортные средства, управляемые людьми.

Да, автоматизация распространяется высокими темпами. Я полагаю, что потреб­ность в професси­ональных водителях — дальнобойщиках, водителях автобусов — сильно снизится и в какой-то момент они будут уже не нужны вовсе. Но вот личные автомобили — а именно их на дорогах больше всего — вряд ли станут беспилотными без исключения.

Я ожидаю, что соотношение будет примерно таким: 75–80% автомати­зированных машин против 20–25% тех, которыми управляют люди. И думаю, что во многих автомати­зированных авто­мобилях будет заложена возмож­ность пере­ключения в режим "ручного" управления. Рассчитывать на беспилотники во всех без исключения случаях, мне кажется, невозможно и непрактично. Да, машины бывают очень умными и быстрыми, но в чём-то они по-прежнему довольно глупы и не могут предвидеть некоторые ситуации.

Во владении своим автомобилем по-прежнему много плюсов. Я не верю, что скоро мы перейдём к модели, когда всеми машинами владеет некое агентство, а люди лишь используют их и оставляют. Потом, если использовать беспилотники будет очень просто и дёшево, то это, может, и сократит необходимые для парковок площади, но как это повлияет на загруженность дорог? Вероятно, это увеличит количество пробок на дорогах, если людям будет легче воспользо­ваться беспилотником, чем общественным транс­портом. Мы ведь при этом, наоборот, стараемся вдохновить людей на использо­вание общественного транспорта, чтобы дороги стали свободнее. В общем, в том, что касается беспилотников, вопросов по-прежнему пока больше, чем ответов».

«Внедрение беспилотных автомобилей, как и любой новой технологии, – это постепенный и поэтапный процесс, который не произойдёт за одно мгновение. Ситуация, в которой все занятые в перевозках люди резко потеряют работу, попросту невозможна.

Сейчас сфера перевозок быстро развивается. Бизнес делает ставку на цифро­визацию, растёт сегмент интернет-торговли, а значит, повышается спрос на быструю доставку и требуется всё больше квалифи­цированных кадров в сегментах дальних, средних и локальных перевозок. Развивается и сегмент пассажиро­перевозок: многим становится удобнее пользо­ваться такси и каршерингом вместо личного автомобиля, в особен­ности в крупных городах. Беспилотные авто­мобили и роботы-доставщики смогут дополнить работу людей и помочь закрыть потреб­ность в быстрой логистике.

Кроме того, с развитием сферы автономного транспорта появятся новые профессии, как в разработке, так и в опериро­вании и обслуживании беспилотного флота. Также с расшире­нием канала доставки будет появляться много рабочих мест в смежных областях, связанных с производ­ством и оказанием услуг».

Почитать ещё